15:06 

Автобиография. Глава 196. Мать городов русских. Часть 2.

Volon
Новая жизнь никогда не даётся даром
Следующее же утро началось с лёгкого завтрака. И пока на кухне Николь готовила для нас диетическую кашку, я разбирался со своим фотоаппаратом. Пришлось-таки отформатировать его память, потеряв довольно много снимков, которые нигде не сохранились. Но зато в итоге я получил готовый опять к использованию фотоаппарат. Завтрак стал единственной утренней процедурой: на ежеутреннюю пробежку вокруг озера, к которой меня морально готовила Николь, мы не собрались, как впрочем и в последующие дни. После же завтрака мы почти сразу собрались ехать в центр и выходили уже около 9 утра. От этой поездки я ждал посещения рекомендованного Алёной музея секса, который располагался, как я помнил, около Бахчисарайского рынка. Уточнив у Николь будем ли мы мимо него проходить, я узнал, что попасть туда вполне реально, но рынок на самом деле называется Бессарабский. Вот только я наотрез отказался говорить что я хотел на этом рынке делать. Уж очень не хотелось заранее говорить о желании посетить такой специфический музей. Но это моё упорство натолкнулось на упрямство уже самой Николь. Она поставила условие: или я говорю что задумал, либо мы никуда не идём. В итоге мы только спустились на улицу к подъезду, где и остановились, не в состоянии договориться. В тяжёлом молчании прошло наверное минут 10-15, после чего я всё же сказал о своих планах, которые от этой сцены мне уже расхотелось осуществлять, и мы всё же двинулись на остановку, хотя нависшее напряжение почти не спало. За то время, которое понадобилось что бы добраться до Хрещатика, мы всё же немного разговорились, хотя настроение уже было безнадёжно испорчено, а желание посетить музей и вовсе сошло на нет. Пройдясь по Хрещатику от метро до рынка, я мог лишь только усилием воли наслаждаться открывающимися видами, которые правда и сами были пока ещё не самыми хорошими. Посмотрев этот самый Бессрабский рынок, который только-только начал открываться, мы всё же нашли вход в этот музей секса, хотя я упирался и говорил-таки Николь что я не хочу уже туда, но она не верила. Оказалось же, что музей открывался позже и до этого момента оставался ещё примерно час. Мы пошли в находившуюся здесь же подземную торговую галерею, и только спустя минут 15 лишённого смысла пребывания там, во время которого Николь немного высматривала украшения и прочую бижутерию, я понял, что она всё же вознамерилась дождаться открытия музея, но только лишь потому, что ей до сих пор казалось, что я всё ещё ужасно хочу туда попасть и просто упрямлюсь. Пришлось ещё раз убедить её в том, что я не собираюсь посещать этот музей, раз он вызвал между нами такую ссору. Вот только это моё заявление не подействовало на неё положительно. Мы направились по Хрещатику в обратном направлении, но разговор зашёл опять не в ту степь и в какой-то очень быстро наступивший момент, Николь опять заявила что устала от всего и поедет домой. Сил изначально у меня хватило только для того что бы уговорить её сесть на скамейку и подостыть. Подход к надувшейся девушке было найти довольно сложно, но в этот раз не пришлось ждать несколько минут что бы найти нужные слова. И немного времени спустя мы продолжили наш путь, хотя и тяжесть недопонимания друг друга на нас всё ещё сильно давила.
Практически молча, без лишних разговоров, мы по Хрещатику дошли до Майдана Незалежности. Там я поспешил сделать несколько фотографий запомнившегося по хроникам Оранжевой революции вида на отель «Украина», мы немного обошли Майдан и направились к арке архистратига Михаила – святому покровителю Киева. Напротив неё мы заметили скульптурную группу из двух уличных фонарей, сидящих на лавочке в обнимку. К этому времени настроение Николь поднялось достаточно, что бы всё же стребовать с меня попозировать для нескольких комичных снимков, а я не стал ей возражать опасаясь новой бури отрицательных эмоций. Поднявшись по одному из начинающихся в этой точки подъёмов – Михайловской улице, мы оказались у Михайловского собора, я посмотрел на небольшую скульптуру, посвящённую «Голодомору», и мельком ознакомился с информационным стендом по этой же тематике, ещё раз поразившись наглости украинских ультранационалистов. Затем пройдя мимо здания МИД, мы направились на Андреевский спуск. Уже добираясь до него, на глаза начали попадаться лавки с различной сувенирной продукцией. Я конечно подумывал обзавестись какими-нибудь сувенирами, но ничего из вариантов мне не нравилось: магнитики казались полной банальщиной, а всё остальное просто не интересовало. Единственное, что меня практически заинтересовало – это флаги Украины за 35 грн., но покупать я их пока не спешил, да впрочем так и не собрался. В итоге начав спускаться по самому Андреевскому спуску, лавки заинтересовали Николь намного больше чем меня. В нескольких она некоторые комплекты hand-made серёжек, а в конце спуска завела разговор об авторе небольшой коллекции плюшевых зайцев, которые оказались родом из её родных Черновцов. Мне же в итоге в память о посещении Андреевского спуска осталась только фотография с номером одного из домов, церкви на нём, да фотографии меня на лавке вместе с памятником Булгакову.
Ну а довольно сильно проголодавшись от всех этих спусков-подъёмов, а так же от потраченных нервов, мы зашли опять в находившуюся уже поблизости от конца Андреевского спуска, Пузатую Хату. После такого перекуса мы прошли через Киево-Могилянскую академию и спустились в метро на станции «Контрактовая площадь», что бы проехать всего одну станцию до «Почтовой площади». Неподалёку именно от этой станции находился речной вокзал, с которого отправлялись регулярные рейсы речных трамвайчиков по Днепру, на одном из которых мы и собирались прокатиться. Выбрав трамвайчик, который вроде бы должен был отправляться раньше других мы сели на него и стали ожидать отплытия. Оказалось же что мы почти первые пассажиры, а следовательно нам пришлось дожидаться пока трамвайчик заполнится достаточным для отплытия количеством пассажиров. Мы в ожидании часа Х на верхней корме и ждать нам пришлось более получаса. Когда же людей на борту оказалось достаточно, мы оплатили этот маленький круиз и тронулись в путь. Это путешествие охватило дорогу от речного вокзала до Южного моста и обратно, по времени заняло чуть более часа. В пути нас сопровождали комментарии экскурсовода, доносившиеся из динамиков. К слову сказать, место, занятое нами, вполне обеспечивало и хороший вид, и приятные ощущения от ветра в лицо. В этот момент мне просто самому захотелось оторваться от немного сковывавших меня мыслей о том, что я здесь не один, и я просто прислонившись к перилам кормы, остался наедине с собой и своими мыслями, игнорируя все попытки Николь завести разговор на какие-то ерундовые темы. А когда из динамиков послышалась «Хуторянка» Ротару, мне невольно вспомнилась Виолетта и почему-то именно она заняла мои мысли на всё время пока эта композиция играла и даже немного больше. Мне даже пришлось побороться с желанием позвонить ей ни с того, ни с сего. В итоге же, вдоволь надышавшись речным воздухом и одиночеством, я всё же присоединился к Николь, хотя некоторое время она по-видимому немного пообижалась на моё поведении её игнорирования, но в итоге она пожалуй в этом случае всё поняла. И так без особых проблем мы добрались обратно до порта. Уже на берегу речь в нашем разговоре пошла о том, что я мечтаю на машине с друзьями однажды объездить сразу всю Европу. Николь несколько обрадовала эта моя идея и она спросила возьму ли я её тогда с собой. Я на это возмутился, что она к тому времени уже будет в «своём Израиле». Здесь как раз чуть ли не в первый раз с момента моего приезда взыграла моя ревность и недовольство её отношениями с её парнем и с Израилем в общем. Эта же моя фраза вызвала в Николь пожалуй больше всего обиды нежели всё случившееся в этот день ранее. Она сразу фыркнула и, не дав ни мгновения для исправления ситуации (хотя по сути я и не хотел в этом случае ни исправлять что-то, ни просить прощения), прибавив шагу направилась молча к станции метро. Я посеменил за ней, поскольку мы даже несмотря на этот инцидент собирались уже ехать домой. В итоге же до «Левобережной» мы доехали как будто мы были вовсе незнакомы, да и до дома добрались почти не разговаривая.
Хотя впрочем время ещё было не поздно и мы всё же смогли разговориться, для того, что бы решить совершить ещё вояж этим вечером. В этот раз нашей целью стал ирландский бар у самой станции метро «Левобережная», туда мы и направились. Наше стремление посетить это место было вызвало желанием попробовать ирландского пива, так что мы и над меню долго не колдовали, заказав себе по поллитровой кружечке: я взял красное, а Николь чёрное. И посидев немного за задушевным разговором, который в этот раз всё же не прерывался неприятными темами и реакциями, мы направились обратно. Подготовка ко второй ночи моего пребывания в Киеве не вызвала серьёзных неожиданностей, разве что только меня уже начала беспокоить то, что ежевечернее некоторое время Николь была занята разговорами по скайпу со своими друзьями, отчего я не знал куда девать себя.

@темы: Автобиография, Воспоминания, Отношения

URL
   

Не за горами

главная